Это нужно увидеть

0

В октябре 2015 года в Москве пройдет заседание 66-ой Генеральной ассамблеи Всемирной медицинской ассоциации (ВМА). Михаил Шапран рассказал о том, как это событие стало возможным и как оно может повлиять на организацию системы оказания медпомощи в стране

Источник: "Медицинский вестник" №20-21 (705-706) 27 июля 2015г.

Это нужно увидеть


В октябре нынешнего года в Москве пройдет заседание 66 Генеральной ассамблеи Всемирной медицинской ассоциации (ВМА) — Россия впервые примет у себя столь представительную делегацию медиков — членов ассоциации. Мероприятие соберет для обсуждения вопросов здравоохранения гостей из более чем 100 стран. В интервью корреспонденту «МВ» Станиславу Казаченко член координационного совета мероприятия, председатель дисциплинарного комитета СРО НП «МедАльянс» и директор клиники ИПМ (Институт поликлинической медицины) Михаил ШАПРАН рассказал о том, как это событие стало возможным и как это может повлиять на организацию системы оказания медпомощи в стране.

 — Что представляет собой заседание Генеральной ассамблеи ВМА? Это действительно значимое событие?

— Конечно, ведь ВМА — одна из наиболее значимых и масштабных международных медицинских организаций. Выиграть право на проведение Генеральной ассамблеи ВМА все равно что выиграть Олимпийские игры. Ассоциация была организована17 сентября 1947 года, объединила представителей 27 стран. После Второй мировой войны стояла задача разработать общие для всех врачей стандарты этики, подходы к ведению больных и глобальная — объединения врачебного сообщества на международном уровне. Поэтому уже на следующий год была принята Женевская декларация по этике. На сегодня в организации состоит 85 стран, а ее высшим органом является Генеральная ассамблея, которая собирается ежегодно в октябре в одной из стран — членов ассоциации.

— Мероприятие пройдет в России в первый раз. Почему раньше оно не проводилось у нас?

— Наша страна де-юре не могла стать членом ВМА, поскольку правовой статус врача в системе здравоохранения не соответствовал требованиям устава ассоциации. Случались даже скандалы, когда на Генеральной ассамблее ВМА в Израиле наша делегация покинула зал после отказа в членстве, заявив, что «на этой древней земле было принято далеко не Соломоново решение». И тем не менее ВМА в 2002 году приняла Россию в свои ряды в лице Общероссийской общественной организации «Российское медицинское общество» (РМО). Надо признать, что приняли авансом в надежде на то, что в России врач станет субъектом права. Однако этого за прошедшие 20 лет так и не случилось. Ситуация для России уникальна: мне неизвестны аналогичные случаи с другими странами. И, конечно же, есть надежда, что проведение Генассамблеи ВМА даст импульс к движению отечественной медицины в нужном направлении.

— Насколько это статусное мероприятие?

— Идея принять участие в конкурсе за право проведения ВМА в России принадлежит Сергею Шойгу. Он высказал ее, еще будучи губернатором Московской области, и, несмотря на то, что сейчас место его работы поменялось, продолжает поддерживать эту инициативу. В оргкомитет по проведению Генассамблеи ВМА в России поступили письма поддержки от МИД, ФАС, Комитета Госдумы РФ по охране здоровья, РАН и других статусных организаций. Помимо членов ВМА в Москву съедутся представители медицинского сообщества Узбекистана, Киргизии, Шри-Ланки, Белоруссии, Боснии и Герцеговины, Сербии, ряда стран Африки и Азии. 

— Россия выиграла право на проведение Генассамблеи в конкурентной борьбе: кто выступал ее соперником, по каким критериям оценивались претенденты?

— Решение принималось в 2012 году, и до нас заявки уже успели подать Аргентина и Тайвань. Но сыграло роль правило ВМА не проводить мероприятия два года подряд в одном регионе мира. К тому моменту уже были намечены генассамблеи в близлежащих к нашим конкурентам Бразилии и Таиланде, а в Восточной Европе их не проводили. Это, конечно,очень сложный процесс, но Россия его выиграла. На Генеральной ассамблее в Дурбане в 2014 году у нас были определенные опасения, потому что заседание проходило на пике изоляционистских настроений в отношении нашей страны. Но ВМА выдержала свой принцип находиться вне политики.

— Принимали ли вы ранее участие в таких заседаниях? Как оказались в числе организаторов?

— В генассамблеях участие принимать мне пока не доводилось, но 2 года назад я был делегатом на европейском форуме ВОЗ и ВМА в Риге. Решение привлечь меня в координационный совет был связано, вероятно, с тем, что я был одним из инициаторов образования первого за Уралом СРО частных медицинских клиник и мог выступать одновременно как представитель и Сибирского региона, и медицинского сообщества в качестве предпринимателя и общественного деятеля. В принципе состав и формировался таким образом, чтобы максимально адекватно отразить интересы разных регионов и представить наиболее широкий спектр мнений в отношении развития здравоохранения.

— Какие темы будут обсуждаться на заседании в Москве? В чем их актуальность?

— На генассамблеях обсуждаются те вопросы, которые актуальны для места проведения. Например, в ЮАР большая часть тем касалась лихорадки Эбола. В России активно должна обсуждаться тема медицинского образования — она достаточно болезненна, потому что имеется множество претензий к качеству подготовки врачей. Запланированы доклады на эту тему представителей медицинских ассоциаций девяти стран.

— Можно рассчитывать на какие-то реальные изменения в организации системы оказания медпомощи у нас в стране после проведения генассамблеи?

— Трудно прогнозировать будущее, но думаю, что можно рассчитывать на оздоровление ситуации в российском здравоохранении. То, как обсуждаются вопросы в ВМА, включая медицинскую этику, это будет просто глоток свежего воздуха для отечественного здравоохранения. Наверное, за этим последуют позитивные изменения. Сам факт проведения генассамблеи можно будет потом использовать как аргумент для реформирования системы. Все-таки обществу не нужно тянуть за собой атавизм из СССР в виде нынешней системы здравоохранения, который не соответствует рыночной системе, демонстрирует крайнюю затратность и низкую эффективность и просто изолирует нас от врачей из других стран. Генеральная ассамблея ВМА — наш шанс, а воспользуемся ли мы им или нет, покажет время.

Обсуждение

  1. Администратор

    В настоящий момент комментариев к данной статье нет.
    Вы можете добавить свой комментарий, который будет доступен на сайте после проверки

Оставьте комментарий