«Выжечь поляну частных клиник»: зачем Минздрав предложил ввести двойное лицензирование медицинских проектов

0

Президент Владимир Путин поручил Правительству РФ до 1 ноября 2019 года подготовить предложения по совершенствованию порядка лицензирования медицинской деятельности, а именно – рассмотреть возможность предварительного согласования региональными властями «решений о создании медорганизации либо об изменении профиля ее деятельности»

Иными словами, поручение подразумевает предложенное недавно главой Минздрава Вероникой Скворцовой ужесточение – через двойное лицензирование – допуска на рынок медуслуг новых частных игроков. Vademecum запросил оценку ФАС и поинтересовался мнением участников рынка, насколько легитимна и чем обернется новая регуляторная инициатива. 

 Что именно предлагает Вероника Скворцова

«По территориальному планированию. Конечно же, оно должно распространяться на всю национальную систему здравоохранения – не только на ее государственную часть, но и на частную. Международный опыт показывает, что в большинстве стран с развитой системой здравоохранения – Германия, Израиль, Испания, Турция, Канада, Сингапур и другие – окончательному лицензированию медицинских организаций частной формы собственности предшествует процесс согласования, создания и размещения медицинской организации по заявляемым профилям с учетом реальных потребностей населения.

Эта процедура изначального согласования фактически является частью разрешительных процедур лицензирования. По сути, речь идет о двойном лицензировании: на входе – разрешение создания учреждения и на выходе – на соответствие критериям медицинской помощи.

Нам представляется, что это очень важно, и мы хотели бы законодательно закрепить данную модель лицензирования, для чего потребуется внесение изменений и в закон №323 «Об основах охраны здоровья граждан», и в закон «О лицензировании».

 Что говорят частные клиники

Илья Тупицын, генеральный директор НМС:

– Судя по срокам, обозначенным в поручении, решение находится в приоритете. Теперь важно понять, как именно этот порядок будет прописан. Ранее на эту тему выступал глава Росздравнадзора Михаил Мурашко, и в его довольно жесткой интерпретации перспективы для частных клиник выглядели нерадужными. Понятно, что это предложение «зафиксирует» ситуацию для текущих активов, но планы по развитию у всех здравомыслящих игроков пока имеются.

Цели государства очевидны. Во-первых, это попытка устранить потенциального конкурента в виде частной клиники за врачей. Кадровая ситуация сложная – это заметно по последним новостям о массовых увольнениях. Во-вторых, доля платных услуг в государственных медучреждениях будет только расти, соответственно, надо выжечь «поляну» частных клиник и дать государственным возможность завладеть оставшимся покупательским спросом.

Аркадий Столпнер, председатель правления МИБС:

– Необходимо регулировать доступ частных игроков к полноценной работе в системе ОМС. Равными должны быть не только условия работы и ее оплата, но и требования. Сейчас в системе могут оказываться совершенно разные игроки и не всегда справедливо. Однако коммерческую деятельность клиник ограничивать предварительным согласованием с регуляторами нельзя. В других странах механизм «предварительного согласования» возможности работы существует именно для тех клиник, которые претендуют на работу с больничными кассами.

Евгений Рабцун, генеральный директор медицинского объединения «ЦСМ-Санталь»:

– Зачем министр хочет сократить число медицинских учреждений, организуемых за счет частных инвестиций, к тому же в первичном звене, где у частных клиник большой опыт работы? Всего с 2015 по 2018 год ликвидировано 726 государственных медицинских организаций. Об этом говорится в статистическом сборнике Минздрава. При этом ведомство жалуется на дефицит медицинских кадров, хотя численность врачей и объемы медпомощи, согласно тому же сборнику, стабильны.

Куда делись медработники сокращенных 726 медицинских организаций? Полагаю, они были трудоустроены в оставшиеся медучреждения на свободные ставки, которые были ранее разделены по внутреннему совместительству. Нет совместительства – зарплата меньше, а нагрузка такая же. В результате цена труда, как соотношение денег к работе, упала. В результате врачи в поисках оптимального для себя баланса «труд – деньги» стали искать внешнее совместительство в альтернативном частном секторе. И частный сектор здравоохранения растет. По данным ФНС, в России 16,7 тысячи частных организаций, имеющих лицензию на медицинскую деятельность. А ежегодно прирост, по приблизительным подсчетам, составляет 1,7 тысячи. При стартовом объеме инвестиций в 50 млн рублей – это 80 млрд рублей в год. Основной стимул для частников – оголенный спрос на доступную медицинскую помощь.

Рядовой врач может сказать: «Это меня не касается». Увы, еще как касается. Пример – протестное увольнение хирургов из больницы Нижнего Тагила и травматологов в Пятигорске. Сегодня они легко смогут найти себе работу в частном и ведомственном секторах, которые не подчиняются Минздраву, а потому его репрессии до врачей не дотянутся. А если будет реализовано предложение Минздрава, врачам некуда будет устроиться. Частные клиники их не примут.

Артур Воробьев, директор по стратегическому развитию клиники «УГМК-Здоровье»:

– Требование ограничить число медицинских центров на определенной территории нарушает принцип «здоровой и естественной» конкуренции, так как формально один медицинский центр сможет заблокировать появление другого – потенциального конкурента. Если чиновники так хотят управлять процессом размещения частных медицинских центров, то логичнее создавать экономические преференции для определенных территорий (вновь построенных жилых кварталов, малых населенных пунктов и других), где появление медорганизаций желательно, но у местных властей нет средств на развитие социальной инфраструктуры.

Роман Константинов, руководитель ГК «Эко-безопасность»:

– Рынок медицинских услуг не нуждается в дополнительной процедуре согласования, которую лоббирует министр здравоохранения. Если таким образом планируется повысить качество медицинских услуг и очистить рынок от медцентров-мошенников, то двойное лицензирование не решит эту проблему. Организация может оперативно «переквалифицироваться» и заняться мошенническими схемами уже после прохождения процедуры согласования. Вторым мотивом министра здравоохранения может быть недовольство конкуренцией, которую частные медицинские организации составляют государственным.

Вместо того чтобы стимулировать конкуренцию и повышать таким образом качество услуг, Скворцова предлагает поставить новый административный барьер для бизнеса и усилить коррупционную составляющую. Итог очевиден.

Александр Солонин, генеральный директор Ассоциации частных клиник Санкт-Петербурга:

– Министр приводит в пример международный опыт, в том числе Германии, Израиля, Турции и других стран с развитой системой здравоохранения. Но в этих странах двойное лицензирование на первом этапе подразумевает согласование мощностей медорганизаций и, соответственно, количества врачей с реальными потребностями населения, прежде всего ради обеспечения доступности и ликвидации очередей. Более того, в странах с развитой системой здравоохранения «двойное лицензирование» проводится для всех медорганизаций, вне зависимости от формы собственности.

Логика предложения понятна: для государства иногда вредна избыточная конкуренция, но таких регионов и медицинских направлений в нашей стране пока очень мало. В большинстве случаев неудовлетворенный спрос на медицинские услуги покрывается именно за счет клиник негосударственного сектора, которые компенсируют дефицит государственных мощностей.

Однако в некоторых городах-миллионниках, например, количество аппаратов МРТ может превышать потребность в них, что приводит к негативным последствиям, демпингу, как в ОМС, так в ДМС и за наличный расчет. Фактически по тарифам ОМС услуга МРТ может оплачиваться значительно ниже себестоимости, и это приводит к существенному снижению качества, отчего проигрывают все – и медорганизация, и пациент. Через двойное лицензирование Минздрав, вероятно, хочет повлиять на эту ситуацию.

Но каким образом будет приниматься решение, нужна клиника в данном регионе или нет и кто это будет определять? Кто просчитает реальную потребность в медицинской помощи конкретного региона, с обязательным учетом удовлетворенности населения качеством и доступностью? Подобная система не должна носить дискриминационного характера по отношению к предприятиям какой-либо формы собственности.

 

Рабцун Евгений Анатольевич - кандидат медицинских наук, ведущий эксперт Национальной Ассоциации медицинских организаций по вопросам реализации системы ОМС в частном здравоохранении, автор более 90 статей и монографии "Предпринимательство в здравоохранении в современных условиях 1998-2000 г.г.", руководит группой компаний ЦСМ (г.Томск, г.Новосибирск), прошел стажировку и обучение в Германии, Австрии, Швейцарии, Франции, Сербии, Израиле и Венгрии

Обсуждение

  1. Администратор

    В настоящий момент комментариев к данной статье нет.
    Вы можете добавить свой комментарий, который будет доступен на сайте после проверки

Оставьте комментарий