Профессор Воробьев: MeDiCase диагностирует COVID-19 без анализов

1

Что значит термин "прививка — раковина", как можно самостоятельно диагностировать COVID-19 без анализов и какой способ лечения коронавируса самый эффективный, рассказал ведущему "Правды.ру" Игорю Буккеру председатель Московского городского научного общества терапевтов, профессор Павел Андреевич Воробьев.

"Прививка — раковина"

— Павел Андреевич, вы предлагаете пока не обращать внимания на панику с коронавирусом и подождать, что будет? Истинные критерии — это практика и время.

— Время что покажет? Время покажет, что пришла новая болезнь. Мы с ней раньше не были знакомы. Мы видим совершенно новые симптомы.

    Мы знаем, как эта болезнь развивается и как остановить ее прогрессирование. Мы должны жить с ней так же, как живем со свиным гриппом.

Была вспышка свиного гриппа, было много смертей. У нас нет статистики, к сожалению. Но есть статьи директора Института гриппа. По ним получается, что в России погибло 200 тысяч человек. Это колоссальная летальность. А грипп никуда не делся. Мы с ним живем. Он каждый год есть. Вроде ничего особенного не происходит. Сверхмощной летальности от него сейчас нет.

— Прививки от гриппа не могут совсем уберечь человека от заболевания. Но они могут ослабить воздействие болезни на организм?

— Нет, не могут. Никаких научных доказательств их эффективности нет.

    Те, кто за прививки, готовы утверждать все что угодно.

Они утверждают, что все, кто умер, не прививался. Будьте любезны мне цифры и расследования. Потому что такие утверждения делать очень легко. Но желательно, чтобы они имели под собой доказательную базу. Тем более учитывая, что у нас люди прививаются формально, есть даже термин для прививок (от гриппа в первую очередь) — это "прививка — раковина". Просто выливается вакцина в раковину, поскольку за это медицинские организации получают деньги, а людям приписывается, что они якобы привиты.

 

— Зачем нужна поголовная вакцинация населения?

— Это огромные деньги, которые сами текут в карман. Ничего делать не надо. Это же не лекарство. С лекарством сложно. А тут что? Государство платит, все довольны, производители счастливы.

Китайцы придумали фейк

— Есть четкие критерии того, что человек заболел COVID-19?

— Да. Мы сделали программу, в открытом доступе она лежит в MeDiCase. Люди туда заходят, отвечают на вопросы, и программа ставит диагноз. Мы взяли группу людей, у которых есть позитивные тесты (ПЦР или антитела), и посмотрели на симптоматику по нашей программе. Совпадение 89 % с лишним.

    В 89 % мы четко можем сказать, что человек болен, еще до всяких анализов. Это занимает одну минуту.

— Кто вообще начал придумывать меры борьбы с "короной"?

— Китайцы были первые. В первых кадрах, которые появились в телерепортажах, люди падали мертвыми на улице. Но это фейк. Ничего подобного никто никогда не видел с COVID. У нас тысячи и тысячи людей переболели. Значит, для чего-то китайцы устроили арест целого города с закрытием границ. Я считаю, что COVID использовался для развертывания третьей мировой войны — информационной. Она идет постоянно. Мы же видим конфликт США:

 

    с Китаем,

    Россией,

    Европой.

Это отдельные сражения мирового процесса. Это не холодная война, она другая.

— Было сообщение, что в Россию вирус попал не столько из Китая, мы вовремя закрыли границу, сколько из Европы. В основном из Италии. Эту информацию вы подтверждаете?

— Не знаю, не готов ответить. Я знаю много людей в России, которые переболели уже в феврале-январе, у которых были симптомы COVID и даже антитела есть. Поэтому сказать, откуда он к нам пришел, трудно. Наверное, у нас с Европой больше обмен. Но на Дальнем Востоке Китай рядом, однако там не было никакой вспышки. Вспышка пошла через Москву, Санкт-Петербург и дальше по всей стране распространялась.

— Правительство Мексики сказало, что у них бедные COVID не болеют, потому что это болезнь богатых, которые путешествуют и привозят ее как туристы.

— Нет. Например, в Швеции болеют именно люди, проживающие, условно говоря, в фавелах. Там очень много приехавших из африканских стран. Они живут скученно, плохо, бедно. Среди них заболевших гораздо больше, чем среди коренных шведов. Бедные болеют тоже.

Антикоагулянты — путь к спасению

— Каковы эффективные способы борьбы с коронавирусной инфекцией, на ваш взгляд?

— Мы предложили еще в январе универсальную терапию, которая используется при всех инфекциях. При всех тяжелых инфекциях есть ДВС-синдром — это внутрисосудистое свертывание крови, или коагуляция. Ему все равно, какой возбудитель, — бактерия или вирус. Мы его умеем лечить. Сейчас так лечат везде: в России точно, и в большинстве стран мира тоже лечат по нашим предложениям. Некоторые и сами дошли до этого. Наш способ резко снижает летальность.

Есть очень хорошая работа из американского госпиталя Синайской горы. Там проведен анализ 5 тысяч пациентов.

    Сравнивались те пациенты, которые получали антикоагулянты (гепарин и другие), и те, которые не получали.

У тех, кто получал, снизились на 50 %:

    летальность (и среди легких, и среди тяжелых больных),

    частота перехода на ИВЛ.

 

Мы начали применять эту терапию в апреле с помощью электронных средств на ранних этапах, как только у пациента выявляется болезнь. Мне пациент начинает говорить: "Да у нас не было болей, мы на второй день приняли препарат, и температура упала. Это не COVID". Это COVID. Просто он сейчас обрывается антикоагулянтами.

Сегодня мне звонили из Киргизии: специалисты наблюдали 500 больных, провели эту терапии с потрясающим эффектом. Из Франции, из Израиля пишут люди о том, что так они ведут больных.

Беседовал Игорь Буккер

 

 

Обсуждение

  1. Ирина

    Комментарий будет доступен после проверки

Оставьте комментарий